Главная - Отечественная авиация - КАРАБАХ. ХРОНИКА ВОЗДУШНОЙ ВОЙНЫ

Двойные стандарты:

Техника двойного назначения

News image

В столице прошла VII Всероссийская выставка «Российские производители и снабжение Вооруженных сил — 2007». В форуме ежегодно при...

Соцсети двойного назначения

News image

Как, вероятно, все знают, на Ближнем Востоке творится полный бардак и беспредел. Несколько недель назад сразу в ряде стран начал...

Письмо о двойном назначении

News image

Эта страница для тех, кому необходимо оформить письмо о двойном назначении. Мы рекомендуем для экономии времени сразу обратиться...

Авторизация





КАРАБАХ. ХРОНИКА ВОЗДУШНОЙ ВОЙНЫ
Техника завтрашнего дня - Отечественная авиация в современных войнах

карабах. хроника воздушной войны

Одним из наиболее «ярких» последствий распада Советского Союза стало то, что многие границы районов, республик и областей, которые раньше никто и не замечал, превратились в линии фронта. Южная Осетия, Приднестровье, Абхазия, Чечня – эти слова стали символами кровавых вооруженных конфликтов. Но первым был Карабах, где уже зимой 1991-1992 годов разгорелась полномасштабная война с использованием артиллерии, авиации и бронетехники. Информация об этой войне поступала в Россию крайне скупо, а о применении в ней авиации не было известно почти ничего. Парадоксально, но факт: мы гораздо больше знаем о том, как американские летчики воевали в Индокитае или английские – над затерянными где-то в Южной Атлантике Фолклендскими островами, чем о том, как совсем недавно сошлись в жестоком противоборстве наши (хотя и бывшие) соотечественники на наших же вертолетах, «Мигах» и «Су». Пришла пора заполнить этот пробел.

Вооруженный конфликт на территории Нагорного Карабаха, входившего в состав Азербайджана, но заселенного преимущественно армянами, начался в конце 80-х годов, хотя и назревал в течение многих десятилетий. Он имел давние этнические и религиозные корни. При «нарезании» территорий закавказских республик в первые годы советской власти и был заложен очаг будущего пожара: «армянская» Нагорно-Карабахская автономная область вошла в состав Азербайджана. С ослаблением центральной власти и перестроечным разбродом сдерживающие факторы ослабли, и армянская сторона все активнее стала выступать за силовое решение вопроса между вчерашними «братскими республиками».
Целью армян было присоединение Нагорного Карабаха к Армении или провозглашение его независимым государством, азербайджанцы же, что вполне естественно, отстаивали территориальную целостность своей республики.
Все началось с демонстраций и митингов, затем, как в популярном тогда анекдоте, «перестройка сменилась перестрелкой». Постепенно конфликт обострялся, и в нем начало применяться тяжелое вооружение. Поначалу это были самодельные броневики из тракторов и бульдозеров, обшитых броней, а также старые зенитные пушки, ранее использовавшиеся в сельском хозяйстве для борьбы с градом.
Подразделения Советской Армии и Внутренних войск МВД, привлеченные для погашения конфликта, также стали «источником вооружения», включая артиллерию и бронетехнику. Особенно в этом преуспели части местной. 75-й мотострелковой дивизии, три четверти солдат и офицеров которой составляли азербайджанцы, дезертировавшие с оружием в руках.
В этот период в Карабахе широко применялись вертолеты Советской Армии, Внутренних и Пограничных войск – Ми-8, Ми-6 и боевые Ми-24. Основными задачами авиации было сопровождение военных колонн, нанесение ударов по местам дислокации незаконных вооруженных формирований (НВФ – именно тогда эта аббревиатура вошла в обиход), а впоследствии и обеспечение блокированных боевиками армейских частей.
Надо отметить, что Советская Армия и Внутренние Войска, вплоть до распада СССР занимали ярко выраженную антиармянскую позицию. На первый взгляд это является весьма странным, так как православная Армения психологически ближе к России, чем мусульманский Азербайджан. Однако в тот период именно армянская сторона, выступавшая за передел границ в ущерб соседнему Азербайджану, выглядела дерзким нарушителем конституционного порядка. Российские же граждане участвовали в боевых действиях по обе стороны фронта.
В январе 1990-го в Баку начались армянские погромы и состоялась попытка вооруженного свержения коммунистических властей. Через несколько дней Советская Армия, сломив сопротивление боевиков, вошла в город. Прикрытие осуществляла армейская авиация. В те дни под Гянджой один Ми-24 был подбит огнем из градобойного орудия.
Резня армян в Баку и Сумгаите послужила причиной их повального бегства из Азербайджана и азербайджанцев из Армении, в ходе которого свои дома покинули 370 тысяч армян и 135 тысяч азербайджанцев. Исключением стал Нагорный Карабах и населенный армянами Шаумяновский район, вскоре превратившийся в арену ожесточенных боевых действий.
Основной боевой силой, действовавшей в Карабахе, первоначально был азербайджанский ОМОН численностью 10 тысяч человек, который поддерживали и обеспечивали военные. ОМОН полностью блокировал армянские коммуникации, а также проводил «антитеррористические операции» против армянских сел – повальную проверку документов, аресты и депортации армян.
На этом этапе борьбы широко применялись и гражданские Ми-8 Азербайджана. Например, 20 января 1990 г. в район села Малибейли пятнадцатью рейсами вертолетов был переброшен крупный отряд ОМОНа. Аналогичные рейсы совершались в Шушу, Ходжалы и Гервент. При этом местные власти полностью игнорировали существование боевых групп Народного Фронта Азербайджана, фактически таких же боевиков, как и их противники.
Так как армяне Карабаха не имели наземного сообщения с Арменией, единственным средством доставки туда продовольствия, медикаментов, оружия, боеприпасов и добровольцев, а также эвакуации раненых и беженцев, была гражданская авиация Армении. Однако Внутренние войска СССР, расквартированные в Степанакерте, пытались резко ограничить такие рейсы – вплоть до вывода бронетехники на взлетную полосу. После протестов Еревана эти ограничения по команде Москвы снимали, а потом все повторялось вновь. В апреле 1990 г. жители Мардакерта для поддержания связи с внешним миром построили грунтовую ВПП, способную принимать Ан-2. Однако 21 мая азербайджанские рабочие под охраной военных распахали взлетную полосу и разгромили оборудование.
Из-за нехватки продовольствия положение в армянских населенных пунктах становилось критическим, а единственным средством его доставки оставалась авиация. Гражданская авиация Армении задействовала Ан-2, Ми-8 и Як-40. Утверждалось, что по крайней мере один Ан-2 был сбит наземным огнем азербайджанских боевиков. В гуманитарных операциях принимали участие и армейские вертолеты. 1 августа 1990 г. у села Фаррадж Лачинского района потерпел катастрофу армянский Як-40, выполнявший рейс Ереван-Степанакерт.
Погибли 39 пассажиров и четыре члена экипажа. Расследование проводил Госавианадзор СССР в сотрудничестве с азербайджанскими представителями, заявившими, что «черный ящик» отправлен в Москву, Согласно официальному заключению «самолет разбился из-за потери ориентации в условиях плохой видимости». Однако армянская сторона сомневалась в объективности расследования, утверждая, что еще б августа, то есть через 5 дней после катастрофы, вскрытый или разбитый «черный ящик» валялся возле обломков самолета. В то же время очевидцы утверждали, что самолет просто-напросто перегрузили – после посадки заявленных пассажиров командир взял на борт еще более десяти человек.
18 сентября советские боевые вертолеты Ми-24 атаковали цели в селах Норагюх, Мехтишен и Беркадзор Аскеранского района. Вертолеты имели целью подавить опорные пункты армянских боевиков. Неизвестно, пострадали ли боевики, но в Норагюхе погибла женщина и еще семь человек было ранено.
23 сентября 1990 г. подразделение азербайджанского ОМОНа предприняло штурм села Чапар Мардакертского района. Кроме стрелкового оружия, гранатометов и минометов, атакующие использовали гражданские вертолеты, с которых на село сбрасывались ручные гранаты. В ходе боя с армянской стороны погибло шесть человек.
25 сентября два азербайджанских вертолета таким же образом «бомбили» Степанакерт, а также села Шош и Карин. А 14 октября Ми-8 с эмблемами Аэрофлота приземлился у армянского села Карачинар. Местные жители, решив, что это армянский вертолет, побежали к месту посадки и попали под огонь прибывших на нем азербайджанских ОМОНовцев. Два человека погибли и семь получили ранения.
С 13 мая по конец июля 1991 г. в Нагорном Карабахе МВД Азербайджана (при активной поддержке войск МВД СССР и СА) проводило операцию «Кольцо». При этом военные вертолеты широко применялись для оперативной переброски милицейских подразделений. В частности,15 мая 1991 года в районе армянских сел Спитакашен и Арпагядук из вертолета Ми-8 Внутренних войск СССР был высажен десант азербайджанского ОМОНа для «проверки паспортного режима», выразившегося в поголовной депортации жителей этих сел в Армению.
В условиях нарастающего развала страны армейские части, расквартированные в зоне конфликта, постепенно теряли контроль над ситуацией. Более того, они зачастую подвергались нападениям обеих враждующих сторон. Для подавления огневых точек боевиков использовались боевые вертолеты, по крайней мере появлялись сообщения об ударах Ми-24 по армянским позициям в июле-августе 1991 г., причем 20 июля при атаке армянских боевиков близ села Бузулук Шаумяновского района получили повреждения три Ми-24, а один из летчиков был ранен.
2 сентября 1991 года, вскоре после известных московских событий, армянские лидеры Нагорного Карабаха провозгласили создание независимого государства, признанного, правда, только Арменией.
Вооруженные отряды Карабаха были переименованы в «Силы Самообороны». Азербайджанцы же, не без оснований считая их опирающимися на Ереван, заявляли, что имеют дело с «армянским экспедиционным корпусом».
28 января 1992 года была открыта новая страница воздушной войны в Карабахе: гражданский Ми-8 азербайджанской авиакомпании «Азал» совершал полет из Агдама в блокированный армянами карабахский город Шуша (единственный в Карабахе относительно крупный город, населенный азербайджанцами). При заходе на посадку вертолет был поражен ракетой ПЗРК и рухнул в стороне от жилых кварталов. Все 30 человек, находившиеся на его борту, погибли.
После скоропостижного «упразднения» СССР в декабре 1991-го бурными темпами пошел процесс раздела имущества бывшей Советской Армии. В начале 1992 года Азербайджану достались 14 Ми-24 и 9 Ми-8, базировавшиеся на аэродроме Сангачалы, а Армении – эскадрилья из 13 Ми-24, ранее входившая в состав 7-го Гвардейского вертолетного полка, расквартированного под Ереваном.
Уже 19 февраля 1992 г. азербайджанские Ми-24 впервые появились над полем боя, нанеся удар по армянским позициям у села Карагалы. Пилотировали вертолеты бывшие советские летчики, перешедшие на контрактную службу в ВС Азербайджана. Отнюдь не все они были «титульной национальности». Собственно азербайджанцы среди летного состава советских ВВС встречались очень редко, и вовсе не по причине дискриминации – просто профессия военного летчика никогда не пользовалась популярностью у жителей этой республики.
3 марта 1992 г. российский военно-транспортный Ми-26, сопровождаемый боевым Ми-24, доставил в армянское село Полистан 20 тонн муки, а на обратном пути вывез оттуда женщин, детей и раненых. Не долетев до Армении, Ми-26 подвергся атаке камуфлированного азербайджанского Ми-8, но эта атака была сорвана вертолетом сопровождения. Тем не менее полет завершился трагично – запущенная с земли ракета ПЗРК поразила Ми-26, он загорелся и рухнул около азербайджанского села Сейдиляр. Из пятидесяти человек, находившихся на борту, 12 погибли.
В марте армяне заявили, что им удалось сбить два азербайджанских Ми-24, но, как принято говорить в таких случаях, подтверждения из независимых источников не поступило. А 22 апреля неизвестно кем был сбит российский Ми-8МТ (экипаж погиб).
12 мая опять-таки неизвестные боевики сбили еще один российский Ми-26 на маршруте Вазиани – Нахичевань (скорее всего это дело рук армянских вооруженных формирований, так как вертолет летел из Азербайджана в Грузию через территорию Армении – Прим. ред.). Трагедия произошла на высоте около 2000 метров, погибли три члена экипажа и шесть пассажиров. Как и многие рейсы военных в то время, вертолет летел без письменного разрешения командования.
8 апреля 1992 года азербайджанская авиация получила свой первый боевой самолет. Штурмовик Су-25 из состава 80-го Отдельного Штурмового полка был угнан с аэродрома Ситал-Чай старшим лейтенантом Вагифом Бахтияр-оглы Курбановым (азербайджанец по национальности, бакинец, 1967 года рождения, выпускник Борисоглебского училища летчиков). При помощи двоих своих соотечественников – техника самолета лейтенанта Мамедова и авиамеханика прапорщика Кулиева летчик подготовил штурмовик к взлету и перелетел на азербайджанский аэродром Евлах, откуда через месяц начал совершать боевые вылеты.
Россия потребовала от властей Азербайджана немедленного возврата машины, но это требование было откровенно проигнорировано. Тогда Министерство обороны России отдало приказ уничтожить самолет-дезертир. 982-й ИАП, базировавшийся в Грузии на аэродроме Вазиани, с апреля постоянно держал в готовности пару МиГ-23 для перехвата азербайджанского штурмовика. Подоспело и соответствующее заявление Главного Штаба ВВС СНГ о том, что «приняты все меры, чтобы исключить участие самолета в боевых действиях в Карабахе». Однако для решения этой задачи требовалось нарушить новоиспеченный суверенитет Азербайджана, а к подобным решительным действиям тогдашнее руководство России оказалось не готово. В угоду политике приказ МО был положен «под сукно». Реальных попыток перехвата не предпринималось ни разу.
Начиная с 8 мая Су-25 регулярно бомбил Карабах, Главной целью стал Степанакерт и близлежащие села, но эффективность этих налетов была низкой. От авиаударов в основном страдал жилой сектор и мирное население. В то же время армянские подразделения потерь практически не несли (по крайней мере, о них ничего не сообщалось – Прим. ред.). За первые два дня налетов по армянским данным было убито 30 и ранено 120 мирных жителей.
Бомбардировки не помешали планам армян, и 8 мая 1992 года карабахские войска начали штурм азербайджанского города Шуша. Находящийся в 11 км от Степанакерта город был стратегически важен для азербайджанцев, позволяя эффективно обстреливать столицу Карабаха из зенитно-градобойных орудий, а также ракетных установок «Град» и «Алазань». Огонь «Града» наносил армянам тяжелые потери. Стремительным ударом карабахцы захватили Шушу. Там им досталось большое количество боеприпасов, складированных в здании городской церкви, которые азербайджанцы не успели ни вывезти, ни уничтожить.
По утверждениям армянских источников, сразу после взятия города Су-25 Курбанова выпустил по церкви несколько управляемых ракет, намереваясь вызвать детонацию сложенных там боеприпасов, но безуспешно. Это сообщение вызывает большие сомнения, так как применение управляемого оружия требует достаточно высокой квалификации летчика (Вагиф Курбанов летал в составе 80-го ОШАП только с 1990 года), а также – множества различных стендов и дюжины высококлассных специалистов, чего не могло быть в ВВС Азербайджана в то время.
8 тот же день, 8 мая, четыре азербайджанских Ми-24 обстреляли Степанакерт. Еще два вертолета атаковали села Мюришен, Авдур, Красный Базар и Норшен Мартунинского района.
9 мая боевые вертолеты Азербайджана обстреляли село Шош, а штурмовик Вагифа Курбанова атаковал и подбил армянский Як-40, вывозивший беженцев из Степанакерта. Экипаж сумел, не выпуская шасси, посадить горящую машину и спасти пассажиров. Разбитый самолет был списан. Так закончился первый и единственный «воздушный бой» карабахской войны.
Майские бои имели решающее значение для обеих сторон. Азербайджанская авиация действовала очень активно. Известно о множестве налетов на населенные пункты Карабаха. Например, 10 мая четыре вертолета атаковали аэропорт Степанакерта. Обстрелу с воздуха подверглись также Аскеран и села Гаров и Красни. По этим же селам «отработал» и Су-25. На следующий день, 11 мая азербайджанские вертолетчики вновь ударили по Аскерану, кроме того, досталось армянским селам Даграз и Агбулаг. Целью Курбанова в тот день был город Мартуни. 12 мая Су-25 бомбил села Шош и Храморт в Аскеранском районе, а также Вериншен и Ай Парис. В Шаумяновском районе вертолеты атаковали село Даграв.
Но, несмотря на авиаудары, армяне вскоре предприняли новое наступление в направлении города Лачин, находящегося уже за пределами Нагорного Карабаха. 18 мая Лачин был взят штурмом, в результате чего оказалась прорвана наземная блокада Карабаха. Возник так называемый «Лачинский коридор», соединивший Арцах (армянское название Карабаха) с Арменией. Стратегический успех армянских войск вызвал новую волну налетов азербайджанской авиации. В день взятия Лачина Су-25 четырежды отбомбился по городу Мартуни. Действия Курбанова поддержали и вертолетчики, которые нанесли по Мартуни ракетный удар.
19 мая вертолеты обстреляли села Марати и Чайлу Мардакертского района, а штурмовик, в свою очередь, – Атерк и Загли в Мартунинском районе.
20 мая четверка Ми-24 совершила рейд в Шаумяновском районе, их целями были села Бузлук, Эркедж и Манашид. 25 мая «Сушка» вновь «утюжила» Мартуни, а 26-го – Бузлук. Одновременно четверка Ми-24 проштурмовала Манашид и Вериишон.
Применение азербайджанской авиации в мае 1992 г. выявило интересную особенность: Ми-24 использовались не только для ударов по городам и селам, но и оказывали эффективную поддержку своим войскам на поле боя, ведь летали на них опытные экипажи (как известно, большинство советских вертолетчиков прошло через Афган). В то же время штурмовик Су-25 благодаря своей относительно большей дальности и грузоподъемности занимался исключительно «стратегическими бомбардировками». Такое применение боевых самолетов было характерно на протяжении всей войны и, видимо, имело главной целью не столько нанести реальный урон, сколько оказать психологическое давление на противника. Кроме того, азербайджанское командование явно не хотело рисковать своим единственным ударным самолетом, посылая его на штурмовку.
В мае началась официальная передача вооружения 4-й общевойсковой армии Азербайджану (согласно Директиве МО России от 22 июня 1992 года №314(3)022 всего Азербайджан получил 237 танков, 325 боевых бронированных машин, 204 БМП и БТР, а также 170 артустановок, включая «Грады»). Кроме того, острейший дефицит квалифицированных военных кадров был несколько смягчен переходом на службу в Азербайджанскую армию около 300 офицеров и прапорщиков бывшей СА. Боеспособный азербайджанский ОМОН был усилен добровольцами из Чечни, Казахстана и Украины, а также большим количеством призывников, наскоро обучен-ных азербайджанскими (бывшими советскими) и турецкими офицерами.
В свою очередь Армения к 1 июня 1992 г. получила 54 танка, 40 БМП и БТР, а также 50 орудий. Захват Лачинского коридора позволил перебрасывать эту технику в Карабах, где до того у армян имелось лишь несколько трофейных БМП и пара самодельных броневиков.
13 июня 1992 года Азербайджанские ВВС понесли тяжелую потерю – был сбит и погиб Вагиф Курбанов. Боевая карьера этого летчика продолжалась всего три месяца. Армянское телевидение продемонстрировало обломки самолета, среди которых выделялся характерный киль Су-25 с нарисованным поверх звезды азербайджанским флажком. Посмертно летчик был удостоен высшей награды своей республики – звания «Национальный Герой Азербайджана».
Однако именно в этот период авиация Азербайджана резко повысила свою боевую мощь. На территории республики базировалось четыре авиаполка ВВС и ПВО – 80-й ОШАП в Ситал-Чае (Су-25), 82-й ИАП ПВО в Насосной (МиГ-25ПДС), 976-й БАП в Кюрдамире (Су-24) и 882-й ОРАП в Далляре (МиГ-25РБ и Су-24МР). После распада СССР и непродолжительного подчинения Главному Штабу ВВС СНГ, структуре эфемерной и недолговечной, все они перешли под юрисдикцию России. Но в то же время остро нуждающийся в оружии Азербайджан резко усилил нажим на российские гарнизоны. В ход пошло все – просьбы, уговоры, подкуп, ультиматумы, даже вооруженные нападения, В этих условиях началась экстренная перегонка авиатехники в Россию, прошедшая 9-10 июня 1992 года. Основная часть техники была успешно выведена, но кое-что досталось и азербайджанцам.
На аэродроме ПВО и на ремзаводе в Насосном было захвачено несколько (по некоторым данным до 30) перехватчиков МиГ-25ПД. Немалую роль в этом сыграл полковник Владимир Кравцов, занимавшийся расформированием полка ПВО, а чуть позже ставший... командующим ВВС Азербайджана.
Аналогично поступил и заместитель командира разведывательного авиаполка в Далляре подполковник Александр Плеш. Возможно, именно он сообщил азербайджанцам о намеченной перегонке самолетов в Россию, за что впоследствии получил место командира эскадрильи в Азербайджанских ВВС. Так или иначе, но 9 июня на территорию аэродрома ворвались вооруженные азербайджанцы, блокировали полосу и сорвали взлет самолетов-разведчиков. Всего на этом аэродроме азербайджанцы захватили 16 машин: 5 МиГ-25РБ и 11 Су-24МР. Кроме того, сообщалось, что в числе «трофеев» оказался и Ил-76, посланный для обеспечения эвакуации. Это вполне возможно, так как на сегодняшний день в составе ВВС Азербайджана служит по крайней мере один Ил-76М (№86810) и два ИЛ-76МД (№76608 и 76609).
Разведчики Су-24МР не имеют никакого оборудования для бомбометания, но установить держатели для бомб и подвески НАР азербайджанцы, в принципе, могли, тем более что в Азербайджане имелся авиаремонтный завод, специализировавшийся, правда, на МиГ-25. Атаковать цели в таком случае можно «на глазок», благо по городу не промахнешься. МиГ-25РБ, помимо ведения фото– и радиотехнической разведки, предназначены для навигационного бомбометания с помощью бортовой системы «Пеленг», обеспечивающей поражение целей с заранее введенными координатами. Сброс бомб производится в автоматическом режиме с выходом в расчетную точку. Разброс в лучшем случае достигал нескольких сотен метров, а то и 1-2 км, из-за чего целями могли служить разве что населенные пункты.
Помимо боевых самолетов, ВВС Азербайджана имели солидный парк учебных Л-29 «Дельфин» (по разным данным – от 50 до 80 машин), ранее принадлежавших одному из авиаполков Армавирского летного училища. Они базировались на аэродроме Сагачалы под Баку, где развернули учебный центр МО Азербайджана и начали оборудование Л-29 подвесками для бомб и блоков УБ-16-57. Парк азербайджанской авиации летом 1992 года пополнили и три МиГ-21, полученных из Чугуевского летного училища в обмен на авиакеросин – таким образом украинские военные пытались поправить катастрофическое положение с ГСМ в своих ВВС. Поставки оружия в «горячую точку» вызвали недовольство Госдепартамента США (правда, не обошлось и без давления весьма сильной там армянской диаспоры). На Киев оказали внушительный нажим, и оставшиеся в Чугуеве МиГи были разделаны на металлолом.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Новости танкостроения:

News image

Новый вариант М1А3 (Е3) Abrams будет иметь меньший боевой вес

После двухгодичных дискуссий по вопросу серьезной модернизации основного боевого танка армии М1, похоже, специалисты армии США приходят к мнению, что нужно ог...

News image

Объект 640 «Черный орел»

Танк, «объект 640», в последствии известный как «Черный Орел» был разработан в 90-е годы Омским конструкторским бюро транспортного машиностроения (ФГУП КБТМ)....

News image

Будет ли у бронетранспортёра Жалом современный потомок?

В самом начале 70-х в СССР уже проходили эксперименты с установкой танковых пушек на базу БТРов. Так родились несколько опытных машин объединённых одним назва...

Информационные технологии на военной службе:

News image

Военная разведка РФ освоит IP-технологии

Российская военная разведка намерена активно освоить интернет-технологии, сообщил в интервью “Времени новостей” генеральный директор и ген...

News image

META-технология нацелена на сверхсложные проекты

Военное агентство передовых исследований США DARPA намерено заняться сверхсложными инженерными проектами, не имеющими аналогов по масштабу...

News image

Лучшие военные “гаджеты”

Лучшими военно-техническими решениями МО США за 2010 г., по версии издания C4ISR Journal стали: В число номинантов также, в частности, ...

News image

Insight сведет воедино данные от радаров и видеокамер

Платформа, помогающая аналитикам Пентагона обрабатывать данные от плохо совместимых друг с другом источников информации (например, радаров...

News image

Когда подводные лодки станут самостоятельными

Постепенное повышение автономности субмарин — необходимое условие развития австралийского подводного флота, заявил Кристофер Норвуд на лон...

News image

Планы развития ИТ-архитектуры армейской разведки

Армия США готовится к эксплуатации третьей версии архитектуры DCGS-A, предоставляющей командирам батальонов и разведчикам доступ ко всевоз...