Главная - Зарубежная авиация - ВОЗДУШНАЯ НАСТУПАТЕЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ В ХОДЕ ВОЙНЫ В ПЕРСИДСКОМ ЗАЛИВЕ

Двойные стандарты:

Продукт двойного назначения

News image

В 2010 году НК Казахстан инжиниринг выделила на закуп услуг у сторонней организации более миллиона долларов США на капитальный...

Технологии двойного использования космоса

News image

В настоящее время все большее число государств приходит к пониманию важности использования космического пространства для решения...

Техника двойного назначения

News image

В столице прошла VII Всероссийская выставка «Российские производители и снабжение Вооруженных сил — 2007». В форуме ежегодно при...

Авторизация





ВОЗДУШНАЯ НАСТУПАТЕЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ В ХОДЕ ВОЙНЫ В ПЕРСИДСКОМ ЗАЛИВЕ
Техника завтрашнего дня - Зарубежная авиация в современных войнах

воздушная наступательная операция в ходе войны в персидском заливе

Несмотря на жесточайшую цензуру информационных сообщений, поступавших из района боевых действий как с той, так и с другой стороны, в настоящее время (статья 1991 года – прим. «Отваги») в иностранной прессе начинают появляться аналитические статьи о войне в Персидском заливе. В первую очередь анализируются действия авиационной группировки многонациональных сил (МНС) антииракской коалиции, так как начальный период этой войны характеризуется проведением продолжительной воздушной кампании при отсутствии широкомасштабных наземных боевых действий.
События первых дней войны показывают, что командование МНС основную ставку в войне с Ираком сделало на авиацию, которая должна была в максимально короткие сроки создать условия для проведения воздушно-наземно-морской операции по освобождению Кувейта с минимальными потерями. Сухопутные войска и морская пехота МНС при поддержке авиации призваны были завершить разгром в целом уже деморализованной группировки вооруженных сил Ирака в Кувейте, сломив сопротивление отдельных, еще сохранивших боеспособность частей и подразделений. Такой вариант руководство МНС приняло, исходя из соотношения сил противоборствующих сторон.
К началу боевых действий многонациональные силы имели значительное количественное и качественное превосходство в ВВС. В состав авиационной группировки входили стратегическая и тактическая авиация ВВС, палубная авиация и авиация морской пехоты ВМС США (всего около 1800 боевых самолётов), а также подразделения ВВС Великобритании (60), Франции (38), Канады (18), Италии (восемь), Кувейта (34) и Саудовской Аравии (около 300).
Основу авиационной группировки МНС составляли современные ударные самолёты тактической авиации, оснащенные высокоточным оружием (F-16, А-10, «Торнадо», «Ягуар», «Мираж»), палубной авиации и авиации морской пехоты (F/A-18, А-6Е, AV-8B). В состав группировки были включены новые тактические истребители F-15E, самолёты-«невидимки» F-117A, построенные по технологии «stealth». Существенно повышали ударный потенциал группировки давно состоящие на вооружении, но оснащенные современным прицельно-навигационным оборудованием тяжелые тактические истребители F-111, а также стратегические бомбардировщики B-52, способные нести до 32 т бомб. Для борьбы с воздушными целями в ее состав входили подразделения тактических истребителей F-15 ВВС США и Саудовской Аравии, CF-18 ВВС Канады и палубных истребителей F-14 ВМС США. Наличие самолётов радиоэлектронного противодействия (EF-111, ЕС-130, ЕА-6В) и огневого подавления РЛС противника (F-4G «Уайлд Уизл»), самолётов ДРЛО и управления (Е-3 «Сентри», Е-2 «Хокай»), а также радиолокационной системы воздушной разведки наземных целей и управления нанесением ударов «Джистарс» (Е-8) значительно усиливало боевые возможности группировки и обеспечивало создание автоматизированной системы разведки и управления авиацией.
Основу боевой авиации ВВС Ирака составляли около 700 самолётов устаревших типов. Современные машины, такие, как МиГ-29 и Су-24, сопоставимые по своим характеристикам с авиационной техникой коалиции, не превышали 30% самолётного парка. Отсутствие самолётов РЭБ, а также ДРЛО и управления, аналогичных американским, еще белее увеличивало разницу в боевых потенциалах авиационных группировок противоборствующих сторон.
В то же время соотношение сухопутных войск было в пользу Ирака. В частности, в составе иракских наземных сил имелось около 5000 танков и более 8000 орудий полевой артиллерии и минометов. Вооруженные силы МНС антииракской коалиции к началу боевых действий насчитывали до 3500 танков и свыше 3700 орудий полевой артиллерии и минометов с учетом боевой техники морской пехоты ВМС США. И хотя в качественном отношении вооружение группировки сухопутных войск и морской пехоты МНС оценивалось западными военными специалистами выше, чем оружие и боевая техника сухопутных войск Ирака, однако не настолько, чтобы компенсировать количество. К тому же боевая техника Ирака была более приспособлена к эксплуатации в условиях пустыни.
Тщательная и продолжительная (более пяти месяцев) разведка территории Ирака и Кувейта всеми имеющимися в наличии МНС средствами, включая разведывательные спутники, также способствовала правильному планированию боевых действий. Данные разведки говорили о создании мощных фортификационных сооружений в Кувейте и вдоль саудовско-иракской границы, об укреплении обороны побережья. С помощью разведки военное руководство МНС было обеспечено подробнейшими картами территорий Ирака и Кувейта с точной привязкой всех важных военных и военно-политических объектов, а также дислокацией группировок вооруженных сил Ирака на юге страны и в Кувейте.
Американское командование проиграло возможный ход воздушно-наземно-морской операции по освобождению Кувейта с учетом данных разведки и особенностей района конфликта в США с применением электронно-вычислительной техники (так называемые «компьютерные игры») и пришло к выводу, что проведение этой операции может привести к большим потерям в живой силе МНС антииракской коалиции (до 50 тыс. человек). В то же время значительное превосходство в авиации при наличии подробных и достоверных данных о противнике давало возможность МНС, используя только авиационную группировку, в кратчайшие сроки завоевать господство в воздухе, дезорганизовать системы военного и государственного управления, изолировать группировку иракских вооруженных сил в Кувейте, нанести ей значительный урон, деморализовать и сломить волю к сопротивлению, то есть обеспечить боевые действия наземных войск со значительно меньшими потерями.
С первых дней развертывания группировки МНС в зоне Персидского залива штабы командующего МНС и их авиационного компонента приступили к разработке планов ведения военных действий против Ирака.
Некоторые политические эксперты Запада, анализируя действия и периодические заявления военно-политического руководства США начиная со 2.8.90 (то есть с захвата Кувейта Ираком) и по 17,1,91 (начало военных действий), пришли к выводу, что американское руководство в этот период стремилось не к поиску мирных путей выхода из создавшейся ситуации, а к усугублению конфронтации и отсечению руководству Ирака путей отступления «с сохранением лица». На это, в частности, указывают следующие мероприятия:
• быстрота реакции администрации США на действия Ирака (2 августа – захват Кувейта Ираком, 6 августа – принятие решения о развертывании группировки войск объединенного центрального командования (ОЦК) в районе Персидского залива, 8 августа – начало перебросок тактической авиации, войск и грузов);
• быстрое принятие решения о необходимости развертывания наступательной группировки вооруженных сил США в зоне конфликта;
• оказание давления на союзников по НАТО и другие страны с целью вовлечения их в конфликт и достижения таким образом его интернационализации;
• отказ администрации США от рассмотрения вопроса о выводе иракских войск из Кувейта одновременно с выполнением решения ООН об освобождении Израилем оккупированных земель, а также другие заявления американского военно-политического руководства ультимативного характера, отрицающие возможность поиска компромиссных путей решения проблемы.
С самого начала конфликта в зоне Персидского залива четко обозначились основные цели Соединенных Штатов, которые планируется достичь по его завершении: замена существующего в Ираке режима власти на проамериканский, уничтожение военного потенциала Ирака и обеспечение военного присутствия США на долговременней основе в данном регионе.
Кроме того, военно-промышленный комплекс США и других стран НАТО рассчитывал получить возможность проверки в реальной боевой обстановке эффективности новейших систем оружия и военной техники (например, самолёты F-117A и F-15E, крылатые ракеты морского базирования «Tomahawk», перспективные типы высокоточных боеприпасов, радиолокационная система воздушной разведки наземных целей и управления нанесением ударов «Джистарс»), а также состоявших на вооружении длительное время и модернизированных систем оружия и тем самым доказать, что американские вооруженные силы являются эффективным средством решения международных споров в интересах США.
Военно-политическое руководство США, принимая решение о размерах и качественном составе разворачиваемой в зоне Персидского залива группировки войск, исходило из необходимости достижения вышеназванных целей, делая при этом ставку на неизбежность вооруженного конфликта. Этим же руководствовались и штабы объединенного центрального командования вооруженных сил и 9 ВА ВВС США, приступая к разработке планов будущей операции. Главная роль в начальный период военных действий отводилась авиации, которая, по мнению руководства МНС, должна была в ходе ряда массированных ударов в рамках воздушной наступательной операции решить следующие задачи:
• завоевать превосходство в воздухе, подавить систему ПВО и уничтожить боевую авиацию ВВС Ирака;
• дезорганизовать системы государственного и военного управления страной и ее вооруженными силами;
• уничтожить стационарные и мобильные пусковые установки оперативно-тактических и тактических ракет – одного из средств доставки к целям оружия массового поражения;
• уничтожить запасы оружия массового поражения;
• нанести существенный ущерб военно-экономическому потенциалу Ирака и разрушить его инфраструктуру;
• нанести значительный урон группировке иракских вооруженных сил в Кувейте и создать условия для гарантированного успеха воздушно-наземно-морской операции по освобождению Кувейта с минимальными потерями.
Военное руководство МНС рассчитывало, что авиационная группировка коалиции может решить все эти задачи, несмотря на их широкомасштабность, в рамках одной воздушной наступательной операции, проведенной в три этапа. На первом этапе предусматривалось выполнение первых четырех задач с нанесением ударов по объектам системы ПВО, наиболее важным объектам системы государственного и военного управления, ракетным и авиационным базам, центрам производства и базам хранения ОМП. На втором этапе авиация должна была обеспечить изоляцию иракской группировки в Кувейте при одновременном нанесении ущерба военно-экономическому потенциалу Ирака. Основными объектами поражения на этом этапе являлись ключевые элементы инфраструктуры Ирака (узлы и линии коммуникаций, мосты, склады хранения боеприпасов и других средств МТО), а также военно-промышленные предприятия, в первую очередь заводы по производству оружия и военной техники. В ходе третьего этапа планировалось подвергнуть массированному авиационному воздействию группировку вооруженных сил Ирака в Кувейте с целью решения последней задачи воздушной наступательной операции, которая заключалась в создании условий для освобождения Кувейта с минимальными потерями со стороны наземных войск антииракской коалиции.
Основы плана воздушной наступательной операции многонациональных сил были, судя по сообщениям иностранной прессы, разработаны уже в сентябре – октябре 1990 года. В дальнейшем этот план постоянно уточнялся и корректировался вплоть до середины января 1991 года по мере поступления новых разведывательных данных о противнике и приобретения опыта действий в условиях пустынной местности в рамках многочисленных летно-тактических и общевойсковых учений, проводимых группировкой МНС, развернутой на Аравийском п-ове. В ходе этой работы командование МНС приняло решение об усилении авиационной группировки, и в конце декабря 1990 года – начале января 1991-го она была увеличена за счет переброски дополнительных подразделений американской тактической авиации с континентальной части США и из состава командования ВВС США в Европейской зоне.
Стратегические бомбардировщики до начала военных действий использовали только авиабазу на о. Диего-Гарсия в архипелаге Чагос (Индийский океан). Основная масса тактической авиации группировки базировалась в Саудовской Аравии на авиабазах Эр-Рияд, Табук, Эт-Таир, Хамис-Мушайт, Дахран и других. Американская тактическая авиация (авиабаза Инджирлих, Турция) была выведена из состава командования ВВС США в Европейской зоне и подчинена командующему авиационным компонентом многонациональных сил. Кроме того, в Турцию были переброшены авиационные подразделения мобильных сил НАТО (более 40 боевых самолётов ВВС Германии, Бельгии и Италии) с целью усиления ее противовоздушной обороны. Они оставались в подчинении командующего объединенными ВВС НАТО и были предназначены только для отражения возможного воздушного нападения ВВС Ирака на территорию Турции.
Палубная авиация в составе авиационной группировки МНС была представлена авиационными подразделениями, базирующимися на авианосцах ВМС США «Саратога», «Джон Ф. Кеннеди», «Теодор Рузвельт» и «Америка» (Красное море), а также «Рейнджер» и «Мидуэй» (Персидский залив).
Вся авиация МНС находилась в подчинении командующего 9 ЗА тактического авиационного командования ВВС США, который одновременно являлся командующим авиационным компонентом ОЦК вооруженных сил США. Американское командование добилось права использовать по своим планам все авиационные подразделения и части МНС независимо от их национальной принадлежности без согласования с военным руководством соответствующих стран. Так, самолёты CF-18 канадских ВВС, переброшенные в район конфликта для прикрытия с воздуха кораблей ВМС Канады, находящихся в Персидском заливе, практически сразу же были включены в единую систему ПВО многонациональных сил, а впоследствии привлекались для сопровождения стратегических бомбардировщиков В-52, наносящих удары по позициям иракских формирований на юге страны. Подразделения ВВС Франции были переброшены для участия в операциях по освобождению Кувейта, а в рамках воздушной наступательной операции использовались для нанесения ударов по объектам на территории Ирака, что явилось одной из причин отставки министра обороны Франции.
Окончательная доводка плана воздушной наступательной операции была закончена в первой декаде января 1991 года. 15 января заканчивался срок ультиматума военно-политического руководства США Саддаму Хусейну о выводе иракских войск с территории Кувейта и в этот же день начинался период безлунных ночей в данном районе мира.
Боевые действия были развязаны в ночь с 16 на 17 января 1991 г. нанесением массированного ракетно-авиационного удара. Первые взрывы в районе Багдада раздались около 3 ч ночи по местному времени. Нанося первый удар ночью, командование МНС стремилось в полном объеме использовать качественное преимущество своей авиационной группировки, большая часть боевых самолётов которой способна была одинаково эффективно действовать в любое время суток, тогда как лишь незначительная часть истребителей ПВО Ирака была способна участвовать в отражении воздушного удара в ночных условиях. За несколько часов до взлета боевой авиации началось массированное применение средств РЭБ с целью радиоэлектронного подавления РЛС системы ПВО Ирака и линий связи в системах управления средствами ПВО и войсками.
За трое суток (17–19 января) авиация МНС выполнила семь массированных ударов, совершив около 5000 боевых самолёто-вылетов. Затем наступил некоторый спад в интенсивности действий авиации, и в последующие три дня совершалось ежесуточно не более 400 самолёто-вылетов для нанесения ударов по объектам на территории Ирака и Кувейта.
В воздушной наступательной операции, проведенной 17–19 января, решался более широкий круг боевых задач по сравнению с существующей в теории первой воздушной операцией, разработанной штабом ВВС США применительно к условиям Центрально-Европейского ТВД. Если на этом театре военных действий в случае развязывания войны первая воздушная операция, как отмечается в иностранной печати, будет проводиться с целью завоевания превосходства в воздухе, то в Персидском заливе такая задача решалась только в ходе первого массированного удара. По мнению западных военных специалистов, сделавших анализ характера объектов, подвергшихся ударам в первые трое суток, командование МНС рассчитывало решить все задачи, стоящие перед авиацией, вплоть до создания условий для проведения воздушно-наземно-морской операции по освобождению Кувейта.
В ходе первого массированного удара необходимо было завоевать превосходство в воздухе, нарушить системы государственного и военного управления, уничтожить авиацию, тактические и оперативно-тактические ракеты. Он продолжался 2 ч 30 мин (с 2 ч 30 мин до 5 ч утра по местному времени). В нем участвовало около 600 боевых самолётов. Оперативное построение сил включало следующие эшелоны; подавления системы ПВО и два ударных. Перед авиационным ударом был нанесен массированный удар крылатыми ракетами морского базирования (КРМБ) «Tomahawk» по стационарным объектам систем ПВО, государственного и военного управления. Было выпущено около 100 КР двумя залпами по 50 ракет с кораблей ВМС США со стороны как Персидского залива, так и Красного моря. По оценке экспертов Пентагона, КРМБ «Tomahawk» показали высокую эффективность – около 90% выпущенных ракет поразили цели (хотя некоторые специалисты считают, что их эффективность была меньше). В последующем периодически осуществлялись пуски КРМБ (по две – десять и более ракет в залпе) с целью поддержания постоянного огневого воздействия на противника между массированными авиационными ударами.
Эшелон подавления ПВО включал около трети боевых самолётов, участвующих в ударе (F-111, F-16, F-117A, F-15E, А-6Е, F-4G), 20% самолётов РЭБ (EF-111 и ЕА-6В) и 30% истребителей прикрытия ударных групп (F-15, F-16). В составе эшелона шла эскадрилья тактических истребителей F-117, которые впервые, не считая неудачного участия их в Панамском конфликте, применялись в реальных боевых условиях. Они наносили удары по наиболее важным объектам. Самолёты РЭБ, следующие в боевых порядках и дежурившие в зонах, осуществляли радиоэлектронное подавление иракских РЛС, прикрывали ударные самолёты и КРМБ «Tomahawk».
Первый ударный эшелон включал до половины всех самолётов, участвующих в ударе, 65% из них – истребители прикрытия. Основными объектами поражения ударных групп эшелона были ракетные и авиационные базы противника. В состав эшелона входила также эскадрилья самолётов F-117A, наносившая удар по двум базам оперативно-тактических ракет на западе Ирака (со стартовых позиций в районе этих баз возможен пуск ОТР по Израилю). Действия этой эскадрильи были продублированы палубными самолётами F/A-18. Входившие в состав эшелона стратегические бомбардировщики В-52 (12 единиц) наносили удары по наиболее важным объектам военного потенциала Ирака в районе Багдада и Басры.
Второй ударный эшелон (20% участвующих самолётов) применялся против продолжающих функционировать объектов систем ПВО и управления страной и ее вооруженными силами. Радиоэлектронное прикрытие ударных групп этого эшелона осуществляли самолёты РЭБ, а прикрытие с воздуха – истребители (сопровождавшие эшелоны подавления ПВО), которые выполняли эту задачу после дозаправки топливом в воздушном пространстве вне зоны боевых действий.
Группы самолётов-заправщиков (КС-135, КС-130 и КА-6) барражировали вдоль границы Саудовской Аравии с Ираком и Кувейтом, дозаправляя самолёты, возвращающиеся из зоны боевых действий. Управление всеми группами боевой и вспомогательной авиации осуществляли самолёты ДРЛО и управления Е-3 «Сентри» и Е-2 «Хокай».
Через 3 ч 30 мин после первого удара был нанесен второй массированный удар продолжительностью 2 ч (в основном силами тактической и палубной авиации США). В нем впервые приняло участие подразделение ВВС Франции (12 самолётов «Ягуар»), а всего использовалось около 400 боевых самолётов. Основными целями являлись объекты энергоснабжения, производства и хранения ОМП.
Вечером в первые сутки боевых действий был выполнен третий массированный авиационный удар продолжительностью 2 ч 40 мин (19.00-21.40) по объектам военного и военно-экономического потенциала в глубине территории Ирака. В нем приняло участие до 300 боевых самолётов (в том числе пять В-52).
В течение вторых суток боевых действий были выполнены четвертый и пятый массированные удары. Четвертый удар продолжительностью 2 ч (с 00 до 2.00), в котором использовалось около 400 боевых самолётов, в том числе семь В-52, наносился по складам боеприпасов, ГСМ и предметов снабжения, линиям и узлам коммуникаций, позициям сухопутных войск на юге страны с целью изоляции группировки вооруженных сил Ирака в Кувейте.
В пятом ударе продолжительностью 7 ч (с 15.30 до 22.30) участвовало до 700 боевых самолётов (в том числе 14 В-52), совершивших более 1000 самолёто-вылетов. Четыре волны самолётов с интервалом в 1,5 ч нанесли удар по вновь выявленным, не пораженным ранее и восстановленным объектам систем ПВО и управления, важным узлам коммуникаций, нефтеперерабатывающим комплексам, радио - и телецентрам.
Шестой (2.30-4.30, около 400 боевых самолётов) и седьмой (14.30-18.00, до 500 самолётов) массированные удары продолжительностью 2 ч и 3,5 ч соответственно были нанесены на третьи сутки по группировке иракских вооруженных сил в Кувейте. При этом в ходе шестого удара огневому воздействию подверглись позиции иракских войск в Кувейте и вдоль саудовско-иракской границы в тактической зоне, а седьмого – в оперативно-тактической с целью изоляции района боевых действий,
К исходу третьих суток воздушная наступательная операция была завершена, однако полностью решена была лишь одна задача из запланированных – было завоевано и уверенно удерживалось превосходство авиации МНС в воздухе. Были уничтожены известные объекты производства и хранения ОМП. В то же время система управления вооруженными силами Ирака продолжала функционировать. Благодаря наличию большого количества защищенных укрытий иракская авиация понесла незначительные потери, продолжало действовать большое количество мобильных пусковых установок ОТР. Практически не были созданы условия для успешного проведения воздушно-наземно-морской операции по освобождению Кувейта. По оценке западных военных экспертов, для проведения этой операции необходимо было снизить боеспособность частей и соединений Ирака, дислоцирующихся на территории Кувейта, не менее чем наполовину, а формирований второго оперативного эшелона, дислоцирующихся на юге Ирака – не менее чем на треть.
Анализ хода и результатов воздушной наступательной операции показал, что серия заранее спланированных массированных авиационных ударов, подкрепленных массированными и групповыми ударами КРМБ «Tomahawk», не обеспечивала достижения всех целей операции.
Командование МНС решило, не прерывая воздействия на противника, а лишь снизив интенсивность, проанализировать создавшуюся ситуацию, провести доразведку целей и спланировать последующие действия многонациональных сил. В ходе трёхдневного анализа (с 20 по 22 января) было принято решение: во-первых, продлить воздушную фазу военных действий, но отказаться от нанесения массированных ударов, а в рамках ведения систематических боевых действий планировать групповые, сосредоточенные и одиночные авиационные удары, постоянно их корректируя с учётом данных разведки и изменения обстановки; во-вторых, обеспечить последовательное выполнение задач авиационной группировкой для достижения конечной цели – создания условий проведения операции по освобождению Кувейта; в-третьих, выделить специальные силы и средства, включая ударные самолёты, самолёты ДРЛО и управления Е-3 «Сентри» и наземные огневые средства для поиска и уничтожения мобильных ПУ ОТР.
Таким образом, одной воздушной наступательной операции оказалось недостаточно. Военные действия фактически переросли в широкую воздушную кампанию с теми же задачами и конечными целями.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Новости танкостроения:

News image

Иордания строит танк четвёртого поколения

Пока ведущие танкостроительные державы думают и гадают, нужен или не нужен им танк четвёртого поколения, сдвинуть с мёртвой точки этот вопрос может маленькая,...

News image

Танк М41

Новым американским легким танком является танк М41, принятый на вооружение в начале 90-х годов. Его боевой вес около 23 т. Этот танк вооружен 76,2-мм пушкой, ...

News image

Объект 195 – новая порция слухов

Недавно военные отметили День танкиста. Самое время вспомнить о главном подарке, который уже не первый год обещают сделать им уральские конструкторе – танке н...

Смотрите информацию рукав напорный с текстильным каркасом здесь.

Информационные технологии на военной службе:

News image

Готовится клон глобальной военной интранет-сети

В 2010 г. заканчивается крупнейший аутсорсинговый проект ВМС США по созданию глобальной интранет-сети Navy Marine Corps Intranet (NMCI), о...

News image

Компактный дисплей от НР для участников боевых действий

Гаджеты стают все тоньше и легче. Тем не менее, если эти гаджеты предназначаются для использования солдатами в зоне боевых действий, требо...

News image

Навигационные системы для военных роботов

Навигационные системы для проекта Autonomous Navigation System (ANS), реализуемого в рамках программы боевых систем будущего FCS, создадут...

News image

VADER против афганских террористов

Компактный радар VADER, разработанный корпорацией Northrop Grumman за 40 месяцев, предназначен для обнаружения и отслеживания небольшой на...

News image

Авианосцы трансформируют в беспилотоносцы

Постепенный переход от использования единичных пилотируемых машин к стаям беспилотных аппаратов становится трендом развития современных ар...

News image

Планы развития ИТ-архитектуры армейской разведки

Армия США готовится к эксплуатации третьей версии архитектуры DCGS-A, предоставляющей командирам батальонов и разведчикам доступ ко всевоз...